The Tudors: 1533

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Tudors: 1533 » 1533 » Необдуманный побег


Необдуманный побег

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Октябрь 1532 года
Генрих VIII Тюдор, Чарльз Брэндон, Маргарита Брэндон, Кэтрин Уиллоби, Мария Тюдор

Леди Кэтрин, 12-я баронесса Уиллоуби де Эрзби, никогда не отличалась спокойным и покладистым нравом. Удаленная от дел двора, она, тем не менее, получает письма от своей возлюбленной матушки Марии де Салинас, ближайшей подруги Екатерины. И, желая высказать свою поддержку опальной принцессе, она почти что сбегает из владения Чарльза Брендона, своего опекуна. Когда тот узнает о побеге и цели своей подопечной, то немедленно направляется за ней; Генрих может рассмотреть эту историю, как знак поддержке нелюбимой и нежеланной своей супруге.
Тем временем, Генрих прибывает во владения герцога Саффолка на охоту, никого, по своему обыкновению, не предупредив. Узнав, к кому уехал его лучший друг, он закономерно приходит в ярость…

Очередность постов: Кэтрин Уиллоби, Чарльз Брэндон, Маргарита Брэндон, Мария Тюдор, Генрих VIII Тюдор.

+1

2

Кэтрин продолжала свое обучение под опекой Лорда Чарльза Брэндона, герцога Саффолк. Несмотря на то что прошло уже несколько месяцев, с тех пор как Кэтрин поселилась в его доме, ей было до сих пор свыкнуться с нынешним положением дел и своим скромным местом в его доме.
Но больше всего ее угнетала атмосфера дома, ведь несмотря на то что здесь можно было сполна насладиться спокойной, сельской жизнью вдали от шума и гама, которые были неотъемлемой частью жизни столицы и самого Королевского двора, единственную компанию, не считая нескольких фрейлин и общества самой Маргариты Брэндон, ей составляли лишь ее любимые книги. Но даже книги порой наводили тяжелейшую тоску и Уиллоуби садилась на своем кресле у окна и взор ее голубых глаз падал на луга, что раскинулись вдали. Где-то там, далеко, творилась история, проходили балы и политические дискуссии, собрания советников и вся эту суета вокруг "Большого Дела" Короля Генриха VII. Кэтрин, которая отличалась не только своей образованностью и юным, живым умом, но и к в добавок к своему отличному наследству и титулу, она обладала и тяжелым нравом. Ей нравился Саффолк, но душа ее, истосковавшаяся по матери, тянулась в Лондон, к Королевскому Двору, но Брэндон считал, что юной леди еще не время показываться в обществе. Брэндон часто улыбался и говорил, что вскоре ее время наступит - но не сейчас. А Кэтрин это злило! Ей хотелось быть ближе ко всему, что творилось там во дворе, чтобы показать свою горячую поддержку Екатерине, столь любимой и родной Королеве, к которой так предана была ее мать.
Мария де Салинас часто писала своей дочери, несмотря на то что они были разлучены. Матушка писала о том, что творится в дворе и как ей жаль свою Королеву. Впрочем Екатерина Арагонская, как сообщала Мария, пребывала в хорошем духе и не собиралась сдаваться. Это вселяло во многих надежду.
Сейчас Кэтрин, читала последнее письмо от матери, что пришло утром, и дочитав последние строки резко тряхнула головой, почувствовав как жаркой волной обдало ее всю с головы до пят. Разгорячившаяся от новостей, что писала ей Мария, не скрывая гнев леди Уиллоуби порвала письмо на кусочки и бросила их в камин. Она молча наблюдала за тем как языки пламени быстро поглощают пергамент пожелтевшей бумаги. Ярость в ней набирала силу, но вместе с тем в ней также рождалась и храбрость, дерзость, на которую ей казалось раньше ей не хватало ни совести, ни недостатка воспитания. Но теперь же, когда во дворе творились такие страсти, баронесса чувствовала, что не может оставаться в стороне.
Нет, не может, а потому она сбежит! Мысль пришла к ней так неожиданно, что щеки загорелись румянцем и Кэтрин, сама испугавшаяся такой идеей, резко поднесла ладонь к руке и нервно посмотрела по сторонам. За окном шел легкий снег, но судя по серому небу и завывания ветра, вскоре их ожидает снегопад, а может даже и снежная буря. И тут, наблюдая как письмо догорает, она все же решилась на этот отчаянный шаг. Сбежать! Боже, одна даже мысль так щекотала ее душеньку - Уиллоуби даже тихо рассмеялась, стоя посреди своей комнаты.  Затем в каком-то нервном порыве бросилась к своему шкафу и накинула на себя теплые одеяния - шубку с внутренней меховой отделкой и капюшоном, перчатки из меха, и зимние сапожки. В растерянности она посмотрела на свою комнату. Как ей хотелось с собой взять книги! Но она быстро выкинула из головы такую соблазнительную мысль и подбежав к столу, выудила из ящичка все письма и вскоре они все полетели в камин - их постигла та же участь. Нельзя, чтобы Брэндон узнал, что-нибудь и потом ее мать казнили. Насколько знала Кэтрин он уехал вместе со своей супругой, Маргарет, куда-то по делам и времени у нее было не так много прежде чем они вернуться.
Собрав лишь самое необходимое она решила, что отправиться к Мэри Тюдор, в ее резиденцию в Лэдлоу. В Уэльсы сейчас должна быть еще холоднее чем в Англии, однако именно Мэри пришла к ней в голову. Единственная дочь короля, разлученная с матерью, Мэри воспитывалась гувернантками и была окружена большой свитой. Кэтрин, сразу же поняв, что раз Король ищет все возможные пути избавиться от своей законной жены, значит если у него все же получится, Мэри в скором будущем тоже лишиться милости отца. Баронесса, в тот день, в порыве симпатий к Принцессе Уэльсой, написала ей письмо, выражая свою глубочайшую симпатию и поддержку в адрес Екатрины Арагонской и самой юной принцессы. Между ними зародилась небольшая переписка.
Сейчас, Уиллоуби, полностью собравшись, была наготове. Как хорошо, что и Маргариты в доме не было. Внизу, на лестничной площадке было тихо и Кэтрин на своих хрупких ножках, стараясь не шуметь своими сапогами, спустилась вниз и оглянулась. К ней подошла леди Мэрриуэзэр, что была уже в преклонном возрасте - она возглавляла последних оставшихся слуг и отдавала им приказы, а также выдала заработную плату. На ее морщинистом лице читалась какая-то тревога, взгляд мутно-зеленых глаз впился прямо в Кэтрин, отчего ей стало жутко неудобно и кажется кровь подлила к лицу.
- Леди Мэрриуэзэр, боюсь что лорд Чарльз вас не предупредил, но сегодня утром он сообщил мне о моем отъезде в Лэдлоу. Это срочное дело, и я сейчас же должна отправиться туда. Подготовьте пожалуйста экипаж! с настойчиво и с явной важностью в голосе произнесла Уиллоуби, словно где-то разгорелся пожар и ей нужно бежать. Мэрриуэзэр, поверив ей на слово, не стала расспрашивать и лишь заставив Кэтрин надеть теплую шапку из писца, дабы не простудиться в такую стужу, побежала звать лакея и кучеров. Уиллоуби послушно водрузив на голову шляпа, спустя несколько минут уже запрыгнула в карету, распрощалась с Мэрриуэзэр, понимая, что ей сильно достанется когда Брэндон вернется домой и заметит отсутствие своей подопечной. Пожалуй, он будет в гневе. Какая-то победоносная улыбка тронула ее тонкие, раскрасневшиеся губы, когда карета оставила позади дом Саффолка. За окном барабанил ливень и Кэтрин, сидя в холодной карете, дрожала от холодного ветра. Она не знала как долго будет ехать карета до Лэдлоу, но точно не меньше шести часов на восток и им придется пересекать реку Сэверн. Кэтрин, большую часть поездки прибывала в собственных мыслях, надеясь, что Чарльз узнает о ее побеге не в скором времени. Она знала, что этой своей дерзостью рискнула всем, что у нее есть, включая свой титул и наследство, что и говорить о том, что теперь возможность появиться в свет теперь настолько мизерна, что вряд ли стоить теперь ждать этого часа. Скорее всего, Брэндон просто выдаст ее замуж за какого-нибудь мелкого барона или даже хуже, предварительно отобрав все ее земли. Но баронесса старалась не думать о последствиях, а думать о том, что ей уже надоело сидеть на одном и том же месте и ждать своего часа. Этот шанс она не упустит и она со всей готовностью и решимостью ожидала когда наконец-то придет в Лэдлоу, надеясь, что Мэри встретит ее тепло и радушно.

Отредактировано Catherine Willoughby (17.07.2013 12:29:08)

+4

3

Да, погода в этот день выдалась на редкость мерзкая: мощные порывы ветра шатали экипаж Чарльза Брэндона из стороны в сторону, массивные деревья на их пути так и норовили сломаться под натиском непогоды и упасть на их хрупкую карету, шел дождь и было жутко холодно. Пальцы герцога окаменели - он попытался согреть их своим дыханием, но тщетно. Рядом сидела Маргарита, которая жалась от холода к стенке кареты, а не к мужу. Теплая меховая накидка надежно защищала свою хозяйку от стужи. Чарльз же в этот день пренебрег теплом - он передумал одевать свой теплый плащ с меховым воротником. И теперь, ежась в карете от ледяного ветра, чета Саффолк направлялась в свое поместье.
Странное чувство тревоги охватило Брэндона. Он внимательно посмотрел на молчаливую жену и подумал, что и её душу обуревают тревожные мысли. Последний раз подобные чувства посещали Чарльза, когда он увидел уже не такой невинный взгляд Анны Болейн - новой фаворитки короля. В тот солнечный летний день она впервые почувствовала свою силу, когда поняла, что положение Екатерины при дворе висит на волоске. Все это почувствовали нутром, но ни у одного придворного Чарльз не увидел подобной злорадной усмешки. Именно в этот момент герцог Саффолк и понял, что всё плохо. Он понял также, что эта молодая женщина - Анна Болейн - готова идти по головам ради своей выгоды. И в тот солнечный летний день он раз и навсегда переменил свое мнение насчет Анный Болейн - стервы и интриганки.
Затем, его недовольство вновь сменилось тревогой. Он ещё раз бросил внимательный взгляд на Маргариту. Она ушла глубоко в свои мысли, её задумчивые карие глаза смотрели на дорогу и на пролетающие мимо мокрые деревья. Чарльза удивила странная бледность кожи возлюбленной жены. Даже у самого Брэндона щеки были румянее, чем у ребенка, в этот холодный день.
Это, наверное, её особенность, о которой я ещё не успел узнать... - подумал мужчина и вновь вернулся к мыслям о такой опасной для двора и всех придворных Анне Болейн.
Тем временем экипаж уже подъезжал к поместью Саффолк. Большой замок раскинулся посреди поля, окруженного лесом. Поместье было слегка потрепано годами, но сейчас, ночью, оно выглядело воистину величественно. В тот момент, когда Чарльз Брэндон перестал любоваться красотой своего дома, его взгляд упал на левую часть дороги, по которой они ехали - на ней были следы от колес другой кареты.
Что бы это могло значить? - подумал мужчина, когда их с женой экипаж остановился у входных дверей дома. Кареты нежданного гостя нигде не было видно. Сердце герцога начинало бешено биться.
- Заходи в дом, а я схожу к заднему входу. - бросил Чарльз своей жене и торопливо направился к задней части дома, не обращая внимания на вопросительный взгляд Маргариты.
Стремительно открыв дверь черного хода, хозяин поместья столкнулся лицом к лицу с одной своей прислугой - это была главная управляющая хозяйством - леди Мэрриуэзэр. В её глазах Чарльз увидел страх и удивился: что бы могло так напугать эту серьезную и непоколебимую женщину?
- Что-то произошло, леди Мэрриуэзэр? - строго спросил герцог.
- Её Высочество, леди Маргарита, сказала, что Вы... - женщина замялась, - что Вы никуда не отправляли леди Уиллоуби. - на глазах прислуги появился страх.
- Что?.. Конечно, нет! Никуда я её не отправлял! - гневно воскликнул герцог, сердце его забилось ещё сильнее.
Куда могла отправиться ночью эта юная леди? Я за нее в ответе, черт возьми! Она подставляет всю мою семью! - в следующее мгновение Чарльз был в гневе. Он представил, что будет, если король узнает, что опекун не уследил за своей подопечной.
А что, если с ней что-нибудь случится? Это будет крах всего, что у меня есть. Глупая девчонка. - с этими мыслями Брэндон пулей вылетел на улицу, порыв холодного ветра ударил мужчину в лицо и заставил его немного поумерить свой гнев. Чарльз начал более трезво мыслить, он решил, что необходимо догнать карету беглянки до того, как она попадет в беду. Быстрым и широким шагом герцог Саффолк обошел дом и вернулся ко главному выходу. Карета с запряженными лошадьми всё ещё стояла на том же месте, а внутри уже ждала Маргарита Брэндон, полностью готовая к погоне.

+1

4

Как же холодно!
Маргарита всегда не любила зиму. Рожденная в самом начале весны, она отдавала предпочтение лету, когда долгие солнечные дни сменяют короткие теплые ночи, чаще всего стоит ясная погода, и бескрайнее синее небо простирается над головой. Деревья пышно убраны в яркие зеленые одежды, под ними всюду густо растет трава, усеянная цветастыми огоньками летних цветов. И повсюду – буйство цвета, праздник плодородия, приятное ощущение тепла и уюта.
У лета чудесный звонкий голос – это поют высоко в небе или скрытые в ветвях деревьев птицы – маэстро-соловей, утренний жаворонок, веселая болтушка-малиновка. А ближе к вечеру музыка лета меняется – вступает хор сверчков, который не смолкает до утра. И даже дождь летом – теплый и ласковый. Под шатром низких туч воздух становится горячим. Прохладные капли дождя смывают пыль с дорог и листвы, благодаря чему после она заиграет еще более чистым изумрудным сиянием.
Теплая меховая накидка, казалось, должна была защищать ее от холода, но отчего-то не защищала. Маргарита, всегда державшая спину идеально ровно, сейчас против обыкновения горбилась, стараясь сохранить остатки тепла, и мечтала только о том, как поскорее оказаться в Саффолке около жарко натопленного камина.
Хотя, сказать по правде, теперешняя отвратительная погода полностью соответствовала настроению самой Маргариты. Все то время, пока длился их визит с Чарльзом ко двору, герцогиня только диву давалась, наблюдая произошедшие с братом изменения. Какой позор для короля – позволять какой-то девчонке-интригантке так с собой обращаться! Боже милостивый, Генрих ведет себя как влюбленный дурак, готовый потакать всем прихотям своей метрессы, а бедная Екатерина вынуждена на все это смотреть. Маргариту порой поражало то смиренное спокойствие, с которым ее невестка воспринимала все те события, которые сопровождали «Большое дело короля». Вот уж воистину – покорная и преданная жена!
А уж эти Болейны! Сколько надменности, сколько спеси! Маргарита невольно припомнила, с каким выражением лица шествовала по залам Уайтхолла Анна Болейн. Да уж, такая, действительно, готова будет идти по головам к своей цели.
Но вот наконец-то и дома. Маргарита при помощи супруга спустилась из экипажа, но с Чарльзом творилось что-то странное: сказав ей идти в дом, он торопливо зашаг к заднему входу. Проводив мужа удивленным взглядом, герцогиня направилась к входной двери, все, чего ей сейчас хотелось, это оказаться в гостиной у жарко натопленного камина.
В холле ее ожидала леди Мерриуэзэр, отвечающая за ведение хозяйства  в поместье герцога Саффолка.
- Добрый вечер, Ваша Светлость, - женщина церемонно поклонилась.
- Добрый вечер, леди Мерриуэзэр, - замерзшие пальцы едва справлялись с завязками плаща, - велите кучеру распрягать лошадей и отдайте распоряжение по поводу вещей.
Наконец-то распустив завязки, Маргарита обернулась к ожидавшей последующих приказаний женщине.
- Думаю, через час можно будет подавать ужин для герцога Саффолка и меня. Надеюсь, леди Кэтрин уже отошла ко сну?
Выражение лица леди Мерриуэзэр странно изменилось.
- Как, миледи? Разве герцог не отдавал распоряжений об отъезде леди Кэтрин в Лэдлоу?
- Что за чушь? - брови Маргариты невольно поползли вверх. - Конечно же, герцог не отдавал таких распоряжений!
- Но, как же это?.. - беспомощно пролепетала женщина.
Выслушав последующие объяснения, герцогиня Саффолк сердито прикусила губу. Чувство тревоги, охватившее ее, было вполне объяснимым: если с глупой девчонкой что-нибудь случится, во всем обвинят Чарльза. А уж как скор бывает на расправу Генриха, Маргарита знала не по наслышке.
Но что заставило воспитанницу герцога Саффолка совершить столь необдуманный поступок?
Проводив взглядом леди Мерриуэзэр, Маргарита с тоской посмотрела на плащ, который продолжала держать в руках. Возвращаться на этот промозглый холод ей абсолютно не хотелось, но тревога за судьбу Чарльза была сильнее.
Что же, что же?.. Набросив на плечи накидку и вновь принимаясь за завязки, Маргарита размышляла о том, что стало причиной побега девушки.
- Леди Мерриуэзэр, не доставляли случайно в последнее время для леди Кэтрин каких-либо писем? - поинтересовалась она у вернувшейся женщины.
Услышав утвердительный ответ, герцогиня тяжело вздохнула.
"Главное, чтобы с глупой девчонкой ничего не случилось!" - думала Маргарита, направляясь к карете.

+3

5

Этой ночью леди Мэри, несмотря на все усилия, до сих пор и не удалось уснуть. Она сидела в кресле у камина в своей спальне, задумчиво глядя то на книгу в бледных, хрупких руках, то на потрескивающий огонь, даривший тепло, так необходимое этой осенью, выдавшейся особенной холодной, пытаясь сосредоточиться на чтении. Но каждая ее новая попытка с треском проваливалась, ибо все мысли девушки беспрестанно возвращались и кружили вокруг тех проблем, что полностью заполнили собой всю ее жизнь. Ей было всего шестнадцать лет, но справляться приходилось с теми горестями, с которыми не каждый взрослый и гораздо более опытный человек мог бы с успехом справиться. Не сказать, чтобы сама Мэри достигла каких-либо успехов. 
Поездка в Ладлоу, которая должна была подтвердить и закрепить ее титул наследной принцессы, даровать опыт управления, пусть и небольшими территориями, превратилась в самую настоящую ссылку. И Мэри понятия не имела, когда же эта ссылка закончится. Раньше она вполне понимала, что спустя какое-то время вернется ко двору, так или иначе, но теперь же... теперь пребывание в Ладлоу представлялось ей лишь тем удобным вариантом разлуки с матерью, которым воспользовался ее отец, король Генрих VIII, и ничем более. Видит Бог, Мэри с самого начала не слишком радостно и без особой охоты восприняла перспективу отъезда в Уэльс, она едва ли видела себя в статусе будущей королевы и, тем более, ей не хотелось оставлять свою матушку. Ох, если бы тогда она только знала, что случится с ней в ближайшем будущем, - тогда Мэри ни за что бы не оставила свою королеву в одиночестве и без надлежащей ее положению поддержки. Особенно, если учесть тот факт, что позже, желая таким образом повлиять на Екатерину, Генрих запретил им видеться. Мэри искренне верила, что он не разлюбил свою единственную дочь, но она никак не могла оправдать или понять его поступок: запретить матери видеть свою дочь - это невероятная жестокость. Неужели человек, давший ей право на жизнь, мог быть настолько жестоким по отношению к ней? И все это лишь потому, что он возжелал другую женщину? Женщину, которая, по рассказам многих и, в первую очередь, ее ближайшего друга месье Шапуи, не заслуживала и толики того внимания, которое дарил ей король. И уж тем более она не была той, ради которой можно было допустить даже мысль развестись с женщиной, союз с которой был скреплен на небесах, с истинной королевой Англии, которая заслуживала только королевского отношения к себе и не должна была никогда испытывать подобные унижения, которые терпела по сей день. Юная принцесса часто задавалась вопросом, что будет, если Генрих все-таки женится на мисс Болейн? Она будет окончательно изгнана с таким же позором, как и ее мать, и никогда уже не вернется ко двору? Конечно, и про право унаследовать корону в итоге можно будет забыть. Что ж, подобные перспективы не слишком пугали - если ее сошлют к матери, это будет гораздо более приятной участью, чем находится при дворе и смотреть, как Анне достается все, что по праву принадлежит только Екатерине Арагонской. Впрочем, учитывая нынешнее положение дел, Мэри сильно сомневалась, что ее отец будет настолько милостив, чтобы воссоединить мать и дочь в конечном итога, даже если добьется своего. Хотя маленькая крупица надежды все же жила где-то глубоко в ее сердце.
Вздохнув, девушка закрыла книгу окончательно и убрала ее на рядом стоящий столик. В этот момент ее взгляд упал на письмо, недавно полученное от баронессы. Они, начав переписку некоторое время назад, продолжали поддерживать дружественное общение, и письма леди Кэтрин, в которых она выражала всяческую поддержку леди Мэри и своей истинной королеве Екатерине, согревали душу принцессе теплыми словами. Пусть король выбрал Анну, зато большая часть представителей знати и поданные английской короны едва ли когда-нибудь примут ее в качестве королевы. И сей факт хотя бы немного, но облегчал горечь обеих девушек от того, что они не могут сейчас находиться при дворе, поддерживая Екатерину, а вынуждены смиренно, сложа руки, ожидать итога происходящего, не имея возможности сделать хоть что-нибудь.
Неожиданный стук в двери спальни прервал размышления принцессы.
- Леди Мэри! - Послышался взволнованный голос одной из служанок.
Накинув шаль поверх сорочки и теплого халата, девушка поспешила к дверям и резким движением распахнула их.
- Джейн? Что случилось? - Слегка недоуменно поинтересовалась она.
- Леди Мэри, у нас гости, баронесса Уиллоуби пожаловали. Она ожидает внизу.
- Кэтрин в Ладлоу? - От удивления принцесса слегка позабыла о приличиях и тут же направилась на первый этаж замка встречать гостью.
Внизу ее взору и вправду предстала молодая баронесса, вызвав множество вопросов своим визитом да еще и в такой поздний час.
- Леди Кэтрин, - склонив голову в приветствии, произнесла Мэри, приблизившись к девушке. - Я... право... ваш приезд весьма неожидан для нас. Надеюсь, у вас все в порядке? - С тревогой в голосе осведомилась она, надеясь, что с сэром Чарльзом и его семьей не произошло что-либо страшное, что заставило Кэтрин пуститься поздно ночью в довольно дальнюю поездку. - Джейн, - Тут же обратилась она к спустившейся вслед за ней служанке, - будь добра, подготовь, пожалуйста, комнату для баронессы, одну из тех, что находятся рядом с моей, и убедись, что в камине достаточно дров. Миледи, наверняка, продрогла в дороге.

+1

6

Наконец-то!- пронеслось в мыслях дрожавшей от холода баронессы, когда карета заехала на территорию Ладлоу. Еще немного и она прибудет на место и наконец сможет отогреться от костра. Девушка едва ли чувствовала окоченелые пальцы. даже не смотря на то, что одета она была во все теплое и была практически полностью защищена от холода. Долгая дорога (а в зимнюю пору любая дорога казалась невероятно долгой) в купе с отвратительной погодой ужасно утомили ее, но она все так же была сильна духом и полна решимости. Чем дальше она была от дома герцога, тем больше крепла ее уверенность в том, что она делает все правильно. На территории Ладлоу все сомнения и вовсе испарились. Был только жуткий страх того, что она ужасно рассердит своего возлюбленного опекуна. Она боялась его гнева и всегда делала все, чтобы не расстраивать его, но сегодня, в этой ситуации, не могла поступить иначе. Она верна своей королеве, помазаной перед богом, а посему, единственной истиной. И вместе с королевой, она полностью поддерживала принцессу и сейчас чувствовала, что ей нужна поддержка. Она, бедная девушка, сейчас совсем одна, отлученная от матери и всех родных и любимых ей людей. Кэтрин не знала, на сколько сильно Мэри поможет ее присутствие, но сама она поклялась богу, что сделает все что в ее силах, чтобы утешить и поддержать ее.
Карета приблизилась к дому, в котором жила опальная принцесса, и баронесса, едва дождавшись, пока карета полностью остановится, быстро покинула ее и направилась к дверям.
- Баронесса? -служанка, встретившая ее. явно была удивлена столь поздним визитом. Ну естественно: во-первых они вряд ли ждали вообще каких-либо гостей, ибо это не было приемлемо, а во-вторых время было уже далеко не для приема гостей.
- Сообщите принцессе Мэри о моем приезде. будьте добры. И распорядитесь относительно кареты и кучера. Благодарю. -девушка говорила размеренно и спокойно, что было свойственно ей при любой ситуации. Снимая с себя перчатки и меховую накидку, она передала их другой служанки, что стояла рядом и через некоторое время Кэтрин увидела  принцессу.
- Леди Кэтрин,
- Ваше Высочество!- она сделала реверанс и тепло улыбнулась, увидев девушку, целой и невредимой.
- Я... право... ваш приезд весьма неожидан для нас. Надеюсь, у вас все в порядке?
- Ох, не переживайте, принцесса, у меня все хорошо. И я прошу у вас прощения за столь поздний визит. По правде говоря...-она огляделась и слегка нахмурилась -Если вы не против, я бы хотела, чтобы мы уединились.  Думаю совсем скоро герцог Саффолк спохватится о моем побеге и прибудет сюда и у нас не будет достаточно времени, чтобы поговорить. -она подошла к девушке чуть ближе. и, позволив себе такую вольность, взяла ее под руку и отвела чуть в сторону. -Моя мать, леди де Салинас, периодически пишет мне письма с новостями из дворца. И последнее письмо с рассказом о коварной Болейн повергло меня в шок. Я немедленно прибыла сюда чтобы оказать вам поддержку, миледи. У вас есть друг и вы не одиноки.-она ободряюще улыбнулась ей, и чуть сжала ее руку.

+2

7

Мэри все еще с легким беспокойством посматривала на гостью. Поздний визит девушки нисколько не потревожил ее, даже наоборот - она была рада видеть кого-то знакомого и достаточного близкого ей, помимо многочисленных слуг. Месье Шапуи, безусловно, спасал ее от пребывания здесь, как и внушительная библиотека или конные прогулки, но ведь родственная душа в лице такой же юной девушки, как она сама, никем не может быть заменена. Тем более та, которая была в курсе всех происходящих событий. Однако, как только принцесса услышала слова баронессы относительно герцога Саффолка, то сразу поняла причины своей неясной тревоги. О, сэр Чарльз будет совсем не в восторге от поступка своей воспитанницы. Наверняка, он уже все знает и на всех порах мчится сюда...
- Благодарю вас, милая Кэтрин, - она тепло улыбнулась в ответ такой искренности юной баронессы, ей действительно не хватало подобного этими промозглыми осенними ночами все последнее время. - Вы не представляете, насколько ценно мне слышать подобные слова и как я рада слышать их именно от вас.
Теперь уже Мэри, аккуратно взяв под руку леди Кэтрин, повела ее наверх, в отведенную для нее комнату, поскольку полностью разделяла ее мнение о том, что им стоило обсудить все наедине. Ни к чему другим обитателям замка было слышать их разговор.
Войдя в уютную, теплую комнату, освещаемую лишь светом от огня камина и несколькими свечами, расставленными тут и там, Мэри присела в одно из двух кресел рядом с камином и жестом пригласила Кэтрин присесть в кресло напротив.
- Присаживайтесь, дорогая Кэтрин, уверена, вы ужасно промерзли в карете по пути сюда.
Помолчав с минуту, она продолжила.
- Ваш смелый поступок делает честь вам и вашей смелости, миледи, ибо я боюсь даже представить, каким может быть гнев cэра Чарльза, когда он прибудет сюда. Одна надежда остается на наше с вами природное обаяние, - принцесса тихонько рассмеялась.
На самом деле, она действительно надеялась, что сможет усмирить возможный гнев герцога и, быть может, даже уговорить его разрешить воспитаннице погостить в Ладлоу хотя бы пару дней. Ей и вправду сейчас нужна была единомышленница и подруга. Принцесса наклонилась чуть вперед и, взяв руки леди Кэтрин в свои, сжала их в невыразимой благодарности.
- И тем более я признательна вам за то, что вы решились оказать мне поддержку таким способом, даже предвидя возможные последствия. Леди Анна... - Мэри чуть вздохнула - ей не было приятно произносить даже имя разлучницы, - да, пожалуй, ее коварство превосходит по своей силе многих придворных дам. Признаться... я и сама по сей день пребываю в шоке и сердце мое болит за мою матушку и за то, что король повел себя настолько жестоко по отношению к нам с ней, ведь сейчас и ей нужна поддержка, как никому и никогда, а я нахожусь здесь, так далеко от нее и ничего не могу с этим поделать! - На глазах девушки непроизвольно выступили слезы, которые она старалась сдержать, но без особенного успеха, уж слишком долго они копились в ее душе. - Я чувствую себя словно пленница в этом замке.
Она сильнее сжала руки Кэтрин и, стараясь хоть немного отвлечься, проговорила:
- Прошу вас, миледи, обладая счастьем общения с вашей матушкой, передавайте ей искренние благодарности от моего имени и имени нашей королевы, ибо поддержка от верных нам людей - это, пожалуй, единственное утешение, которое у нас сейчас остается и которое мы так высоко ценим.

+1


Вы здесь » The Tudors: 1533 » 1533 » Необдуманный побег


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC