The Tudors: 1533

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Tudors: 1533 » 1533 » Назовите цену, миледи


Назовите цену, миледи

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Декабрь, 1532 год
Анна Болейн, Матильда де Лаваль

Леди Анне нельзя отказать в уме, это факт; наделенная редким для слабой стороны человечества даром просчитывать ситуацию на несколько шагов вперед и почти уверенная в своей скорой победе, она, тем не менее, опасается какого-то последнего удара со стороны Екатерины. Ей нужна шпионка из приближенных к Екатерине особ; но кто это может быть? Кем можно управлять лучше, чем тем, у кого нет ни собственных амбиций, ни семьи, у которой эти амбиции могут быть, ни какой-либо поддержки. Ее выбор падает на скромную француженку, чье будущее при дворе без королевы Екатерины весьма туманно.

Очередность постов: Анна Болейн, Матильда де Лаваль

+1

2

«В твоих глазах есть нечто такое, что будет сводить мужчин с ума. Сейчас ты этого не понимаешь, но со временем... поверь мне, дорогая», - такие слова Анна слышала довольно часто от отца. В детстве она не придавала им особого значения, а в подростковом возрасте она задумалась — может быть, отец прав? Может, в ней действительно есть нечто такое, что нравится мужчинам? И как только она поверила в это, ей начало казаться, что мужчины и правда интересуются ею. Как и любой девушке, Анне льстило такое внимание. Она любила надеть красивое платье, аккуратно расчесать волосы и выйти в люди. Тогда она чувствовала себя желанной. А что еще нужно молоденькой девушке?
Но человек, как известно, устает даже от любви. Анна пресытилась мужским вниманием. Она не видела ничего особенного в глупых ухаживаниях соседских мужчин, они ее даже раздражали. И все то, что раньше восторгало ее, потеряло ценность.
Почему я могу понравиться лишь какому-то лорду? Неужели я не могу произвести впечатления на кого-нибудь более влиятельного?
Это ранило ее самолюбие, да еще и сестра стала фавориткой французского короля. С одной стороны, Анна  гордилась тем, что сестренка понравилась самому Королю, но с другой стороны, в душе ее таилась обида и вечный вопрос: «Чем я хуже?».
И вот теперь у Анны был Генрих. Правильнее сказать, что Анна была у Генриха. Весь двор, словно сговорившись, мешал им быть вместе. Но препятствия, как известно, только разжигают страсть.
- Анна, - Томас Болейн бросил на дочь многозначительный взгляд, и, выждав пару секунд заговорил, - Ты сегодня выглядишь особенно счастливой. Есть какие-то поводы, которых я не знаю?
Отложив столовые приборы в сторону и ласково улыбнувшись отцу, девушка ответила: - Что ты, отец. Я всегда такая. Радуюсь очередному дню.
- Хм, - отец налил себе вина и продолжил, - Как обстоят дела с Королем? Надеюсь все хорошо? - Болейн сделал глоток вина, - Анна, мой надежный источник...сообщил мне, что Ее Величество всех уверяет при дворе, что твои отношения с Генрихом подходят к концу. Она говорит, что ты - очередная пассия, которая, по счастливому случаю, продержалась дольше предыдущих. Весь двор (с ее легкой подачи) настроен против тебя отрицательно, дорогая. Они видят в тебе любовницу, которая оскорбляет Королеву. И мне кажется, что Екатерина готова на все, - отец сделал ударение на этом предложении, - Мы должны быть готовы ко всему. Женщины - опасные существа. Но тебе ли об этом не знать?
Эти слова неприятно отзывались эхом. Анна знала, что ее не особо жалуют при дворе. Она уже давно заметила, что фрейлины, которые раньше обсуждали с ней платья и лордов, теперь приветствуют ее сквозь зубы. Но она утешала себя в душе, говорила, что ей не нужны подруги, да и вообще никто не нужен.
- Обиженная женщина может на многое - Анна отодвинула тарелку с завтраком;аппетит мигом исчез. Но Генрих выбрал меня, а не ее. - Анна загадочно улыбнулась. - С твоего позволения, - встав из-за стола, девушка направилась к себе в комнату.

Анна провела бессонную ночь и долго думала как ей быть дальше. Екатерина своими словами лишь усугубляет всю ситуацию. Но это ничего. Недолго еще продлится кошмар.
Если Королева настраивает всех против Анны, то от нее можно ожидать удара и посильнее. Нужно быть ко всему готовой. Болейн приняла решение — ей нужен человек приближенный к Екатерине. Но кто? Ее фрейлины готовы все отдать ради их Величества. Но, быть может, среди них найдется и та, кто не любит Королеву? Обязательно найдется! Наведя справки, Анна нашла двух кандидаток — девушки  совсем недавно стали фрейлинами Королевы и еще не успели проникнуться к «бедной женщине, которой изменяет муж».
И  сейчас Анна направлялась к одной из них. Девушка уверенной походкой вошла в комнату, где обычно отдыхали все фрейлины. Она выбрала время обеда, так как знала, что многие девушки уйдут обедать. В комнате остались лишь некоторые фрейлины, и одна из них — Матильда де Лавал — юное рыжеволосое очарование с немного растерянным видом.
- Прошу прощения, - Анна обратилась ко всем девушкам, находившемся в комнате, - Проходя мимо покоев Ее Величества, я явно слышала, как она звала своих дам...
Фрейлины воодушевленно закивали и направились в покои Королевы.
Матильда также пошла за ними.
- Подожди, - сказала спокойным голосом Анна, - Тебя она не звала. Нам нужно поговорить. Мое имя...
А ты и так знаешь мое имя. Не так ли? Твой взгляд выражает испуг и отвращение.
- Анна Болейн, - самым сладким голосом пропела девушка, -  А ты, я вижу, совсем новенькая здесь. Добро пожаловать, - и Анна протянула девушке руку.

Отредактировано Anne Boleyn (15.07.2013 17:33:23)

+3

3

Ее крестная умерла.
Это значило лишь одно – у нее больше нет ни малейшего шанса вернуться домой. Проведя большую часть сознательной жизни при дворе Его Величества Генриха Восьмого, Матильда ни на мгновение не забывала о том, где ее сердце; слишком далеко отсюда, там, где воздух пропитан не туманом, но густым и тяжелым духом роз и лаванды, и где зимой холмы, кажется, касаются небес. У нее все еще есть титул, и тот небольшой доход, что этот титул дает, но репутация ее отца – ее семьи – такова, что едва ли найдется кто, желающий взять ее жены. Протекция крестной обеспечила бы ее неким количеством благ со стороны Его Величества Франциска даже после того, как она отправилась в свою якобы почетную «парижскую ссылку», но теперь… что она может делать теперь?
Несладкие мысли одолевали одну из скромнейших и тишайших фрейлин Екатерины Арагонской, когда она сидела над вышивкой по поручению королевы. Работа шла гладко, споро, изящно – но все же ей казалось, что каждый из стежков выглядит не так, как должен. Это обыкновенное чувство, когда тебя одолевают дурные мысли, но как можно избавиться от них? Как поверить, что это лишь временно?
А черт знает, временно ли. Положение Ее Величества, как бы это ни огорчало рыжую, было столь ненадежным, неверным, неуверенным, и как результат, если что-то случится с Екатериной… рыжей было страшно даже думать об этом. Это неправильно. Его Величество Генрих – как он может поступать так со своей супругой, столь верной, преданной и любящей, мягкой и нежной? Даже сейчас, в эти тяжелые дни, Екатерина шьет ему рубашки. Не смотря на все беды, что выпали на долю этой женщины, сердечко рыжей сжалось от зависти – какого это, любить кого-то столь сильно?
Она собирается покинуть гостиную одной из последних – да только миледи Анна стопорит ее, просит задержаться. Зачем? Почему? Матильда с сочувствием в глазах провожает последнюю из товарок, чей взгляд выражает скорее любопытство, нежели сочувствие, и опускается перед госпожой Болейн в глубоком реверансе.
-Матильда де Лаваль, леди Анна.
– она со страхом смотрит на руку и все же не решается сжать ее: - я служу Ее Величеству семь лет.

+3

4

Анна, под влиянием отца и дяди, слишком долго сражалась за свое место под солнцем. Вначале ее не воспринимали серьезно. Считали, что она очередная пассия Короля. Даже имени ее не знали. Ну ходит себе по двору какая-то брюнеточка, греется в лучах славы Его Величества. Ненадолго это.
Но Болейн хотела большего. Сжав бледные ручки в кулачки, она продолжала бороться со многими при дворе, и, прежде всего, сама с собой. Она пленила Генриха с каждым разом все больше и больше, и чувствовала, что привязывается к нему.
Екатерина же всегда была уважаемой при дворе женщиной. Она старше Генриха, но тем не менее, народ полюбил ее всем сердцем.
  Анна часто наблюдала из окна, как Королева раздает милость бедным, отвозит большие корзины с провизией в монастыри. Её щедрость вдохновляла и завораживала Болейн.
Испытывала ли она какое - то чувство вины когда разбивала их счастье? Нет. Потому что никакого счастья у них и не было. А вот перед Королевой испытывала. Но только вначале. Миледи Болейн было стыдно смотреть в глаза Ее Величеству,  в глазах Екатерины она видела боль и обиду. Но через некоторое время боль и обида сменились на отвращение и презрение. И уж это зацепило Анну.
Королева никогда не теряла возможности высказаться насчет Анны, проще говоря — опорочить ее имя еще больше. Народ слушал и верил Екатерине, и «Подлая разлучница» с каждым днем становилась все коварнее и хитрее в глазах простолюдин.   
Рыжеволосая фрейлина не пожала руку Анне.
Второй раз предлагать не буду.
Анна убирает руку и очаровательно улыбается Матильде.
А она не особо расположена ко мне, - на лице у Болейн появляется задумчивость, но Анна в тот же миг гонит от себя печальные мысли и надевает маску беспечности и добродушия.
Семь лет... За этот срок можно привязаться к человеку.
- Прощу прощения, - девушка мило улыбнулась, - Последнее время я...- провожу слишком много времени с Его Величеством и не интересуюсь фрейлинами, - Я, к сожалению, не так много общаюсь с фрейлинами. Признаться, мне не хватает простого женского общения. Я часто вспоминаю как мы с девочками ночью пробирались на кухню и пили горячее молоко, обсуждая последние дворцовые новости.
- Вам нравится здесь? - Анна добродушно улыбнулась девушке и села на плетеное кресло.

0

5

Такое просто иногда случается. У мужчин по праву больше сил, больше свободы, больше прав – их любовницы, это их законное право, и даже делать из бастардов своих законных детей – тоже. Ну, наверное. Наверняка, будь у отца любовница и роди она ему сына, то Матильда едва ли бы стала наследницей титула (как и если бы Клодетт не умерла той зимой, когда они втроем спали в одной кровати, тесно прижавшись друг к другу, и каждый день мечтая о том, что весна вот-вот придет, что снег растает и в залах будет не та холодно, и что, быть может, приедет отец – с нарядами, с подарками, как он обычно приезжал), что, впрочем, мало бы изменило ее жизнь. Но одно дело – дать незаконным детям права, а другое – предать супругу, отказавшись от нее после того, как поклялся перед лицом Господа! Последнее никак не входило в понимание рыжей, это ее смущало и пугало. А если каждый мужчина получит право поступать так, даже если его жена родила ему ребенка?
Возможно, ей стоит вернуться в Шатобриан и вести там образ жизни согласно своему доходу и статусу, но в этом случае едва ли ей свезет тогда найти достойного и доброго супруга. Впрочем, справедливости ради, кажется ей и здесь с этим везти не собирается.
Матильда опускается в то кресло, в котором сидела прежде с вышивкой, все еще не осмеливаясь глядеть на госпожу Болейн – она чувствует если не страх, то явственное беспокойство, ведь эта женщина, согласно настроениям, гостившим в покоях Екатерины, отличалась не самым приятным и простым нравом. Фрейлины остерегались сплетничать при королеве, но все же… все же каждая думала о леди Болейн, и иногда все же тихонько обсуждали происходящее – с течением лет, все чаще в контексте собственного будущего. Матильда же и вовсе не помнила времен до леди Анны.
-Да, миледи, мне нравится при дворе Его Величества. Вы… вы хотели поговорить со мной о чем-то?

+1

6

Человек - существо, которому всегда мало.
Мало денег. Мало ласки, любви, друзей, признания, славы, амбиций, желаний, нежности, страсти.
Вся человеческая жизнь проходит в погоне за тем, чему человеку не хватает.
Чего же не достает тебе, Матильда де Лавал?
Очаровательная фрейлина задала вопрос прямо: «Что вам нужно?».
Что ж, девушка прямолинейна, нет смысла хитрить и уворачиваться от ответа.
- О, - Анна внимательно посмотрела на Матильду, - Я всего лишь хочу, чтобы мы стали близкими подругами, - встав с кресла, Болейн подошла к девушке и продолжила говорить довольно тихо, - Мне действительно хочется, чтобы мы подружились.
Использовать слово «шпион» Анна не решалась, ведь у многих это слово вызывало презрение и неодобрение. Вероятнее всего, что очаровательное дитя, которое стояло прямо перед Анной, не являло исключение.
- Мир довольно жесток, - Анна продолжала говорить, не дожидаясь ответа, -  Представь себе, - после этих слов Болейн вздохнула, - что ты всем сердцем влюбилась. Тебе известно это чувство, Матильда? - Болейн посмотрела девушке в глаза, - Долгое время я жила и моя душа испытывала одиночество. У меня все было: любящая семья, деньги, подруги. Но мне чего-то не хватало... А когда в моей жизни появился Король, - Анна умолкла, подбирая нужные слова, - Все в моей жизни обрело смысл.
Наступила пауза. Матильда ничего не отвечала.
Не могли же мои слова остаться пустым отзвуком для нее? Ведь она — молодая девушка, которой не чужда любовь и вся эта романтическая ерунда
- Я люблю Его Величество, а он любит меня, - на слове «любит» Анна сделала ударение, - так случилось. Так было уготовано судьбой. И почему же я должна терпеть сплетни, которые распускает Королева?
Болейн приложила ладонь к глазам, сделав вид, что вытирает слезы.
- Я хочу знать, что Екатерина говорит обо мне, и с кем она говорит обо мне. Я обещаю тебе свою преданную дружбу и уважение. Но, разумеется, дружбой сыт не будешь. Если ты хочешь что-то, то только скажи. Бриллиантовые серьги? Хоть сейчас, - Анна приподняла прядь волос и показала сережки, которые красовались в ее ушках. - Деньги? Это тоже не проблема.
- Обдумай свой ответ, Матильда.
Ну же, Матильда, назови цену своей совести.

+1

7

Матильда избегает поднимать глаза. Обычно, она избегала разговоров о молодых людях, предпочитая сидеть едва слышно, когда гостиную Ее Величества посещал Генрих в сопровождении своей свиты (обычно, молодые рыцари флиртовали с фрейлинами, и зачастую именно в этих разговорах зарождалось нечто действительно многообещающее, нечто, грозящее стать чем-то светлым, сильным и чистым в ближайшем же будущем), и опускала глаза, словно превращаясь в деревянную, неловкую, если кто приглашал ее на танец, хотя нередко получала от товарок комплименты девушки изящной, легкой, и как результат, так и не привлекшую внимание в столь позднем возрасте. Ей уже двадцать! Возможно, Екатерина озаботилась бы будущим своей фрейлины, но у нее своих собственных бед достаточно, куда тут думать еще о ком-то? А что будет, если Королеву и в самом деле сменят кем-то другим? Где она окажется? Какого будет ее будущее?
Лучше не ссорится с госпожой Болейн, кто знает, как сложится будущее.
Матильда все же поглядывает на Анну – коротко, нервно. Потом опять начинает рассматривать ткань платья – простого, скромного, в цветах двора Екатерины. Последние года три или четыре, с деньгами у Ее Величества все было не так благополучно, но все же внешний вид фрейлин оставался безукоризненным и аккуратным.
-Нет, миледи. Мне это незнакомо. – а что подумает Екатерина, если, например, леди Говард расскажет ей, что Матильда разговаривала с Анной? И как не поссориться с последней? Всю свою сознательную жизнь, рыжая оставалась достаточно незаметной для того, чтобы избежать ситуаций опасных и  неприятных, но сейчас, всего за минуту, она внезапно оказалась между двух огней.
Она благоразумно не замечает второй вопрос Анны. Она предала Ее Величество в угоду собственным чувствам!
И все же, щеки Матильды краснеют, когда рыжик понимает, что девушка – женщина? – плачет. Она все больше и больше приходит в смятение, и ее щеки все сильнее покрываются ярким, алым, заплывают, и она потихоньку начинает в панике тонуть. Что ей делать?
-Благодарю вас, миледи, за вашу благосклонность ко мне. Но, боюсь, помочь вам не в моих силах, Ее Величество не обсуждает при мне подобные вещи и запрещает нам говорить о… -
о вас – о Его Величестве, особенно обсуждать его личную жизнь.
А серьги красивые. Рыжик смотрит на них и даже взглядом следит за тем, как они покачиваются.

+1

8

Екатерина не говорит обо мне! Не говорит о Генрихе! Что за вздор? У женщины есть сердце, и оно разбито! Разумеется, она будет обсуждать это со всяким. А если не обсуждать, то и без слов все будет понятно.
Анна с неподдельным вниманием выслушала Матильду.
- Хм, - задумчиво произнесла девушка.
Рыженькая фрейлина пошла на контакт. Анна почувствовала это.
Первый шаг сделан, но до желаемого результата еще далеко.
Но и Рим не был построен за один день, как известно. Нужно терпение. А этого у Анны всегда было много и даже больше.
Что ж, устроим тебе, Матильда, небольшую проверку.
- Я очень рада, если это правда. Если Ее Величество ничего не говорит обо мне...и старые обиды забыты, - Анна улыбнулась, - то, быть может, я смогу жить и радоваться жизни вместе с моим любимым?
От этих слов Анне стало немного смешно. Более того, Болейн была готова поклясться, что именно в эту минуту Екатерина готовит очередной план, как разлучить ее и Генриха, или как пожаловаться своим испанским родственникам, заручиться их поддержкой...
Нужно было узнать точно.
Матильда, словно околдованная, наблюдала за сережками.
- Вот, возьми, - Анна сняла сережки и не дожидаясь ответа девушки, вложила ей в руку, - И не отказывайся, прошу тебя. Пусть это будет мой подарок, - а от подарков не отказываются. - Я хотела бы обрести в твоем лице подругу, как я уже сказала.
Болейн внимательно наблюдала за реакцией девушки.
- Ее Величество не узнает, что это мои серьги. Не волнуйся, - заверила её Анна. - Носи их. Они подчеркнут твои красивые глаза.
Матильда удивленно посмотрела на сережки.
- Матильда, - понизив голос, произнесла Анна, - Ты не будешь ни в чем нуждаться, обещаю тебе. Я знаю, что сейчас Екатерина занята всем этим процессом, этой историей с Королем...И вы - ее ближайшее окружение, лишены должного внимания. Я же, - Болейн пожала плечами, - хочу помочь тебе. Я могу даже устроить твою дальнейшую судьбу. Как бы отнеслась к мысли о том, что ты станешь супругой герцога? А я могу...помочь тебе в этом. И не нужно ждать пока Екатерина управится со своими проблемами. Просто будь моей хорошей подругой, - закончив импровизированную речь, Анна посмотрела Матильде прямо в глаза.
Соглашайся, Матильда. Такой случай выпадает раз в жизни, и то не всем.

+1

9

Матильда не входила в число ближайших подруг Екатерины – она была слишком юна и неопытна для того, чтобы Ее Величество приблизила девушку к себе, то ли дело, например, леди Мария Уиллоуби, испанка, приехавшая в свите королевы когда та была еще невестой старшего брата Генриха – и не могла знать о чем же шепчется Ее Величество со своими подругами в то время, как другие фрейлины выполняют задания королевы.  Екатерина всегда была добра к Матильде, учитывая, что та попала к ней под опеку совсем еще девочкой, едва говорившей на английском, и предавать ее…
Она неловко, не зная, что ответить, пожимает плечами на вопрос госпожи Болейн, которая, кажется, и в самом деле колдунья. Ну а как – нет? Не будь она ведьмой, то не пришла бы сейчас сюда и не пытала ее. А может – она просто не понимает, что делает, и не желает Матильде зла? Глаза у нее – странные, такие синие, яркие. Вроде и по-доброму смотрит, но в глубине опасное что-то, и что-то графине де Комменж что-то совсем не хочется узнавать, как они полыхают, если разозлить их владелицу.
Вы видели когда-нибудь, как кот, будучи сытым и довольным своей жизнью, играет с несчастной мышкой? Он загоняет маленький комочек в угол и медленно, неторопливо мучает свою жертву, то давая ей призрачную надежду на побег, то вновь демонстрируя когти и зубы со всех сторон. Кот не убивает, он не хочет съесть это крошечное тельце, но хочет чуть развлечься, и лишь потом, в самом конце, вроде бы легко придавливает пушистой лапкой тельце, убивая, и относит добычу в какой-нибудь угол, а может и просто бросает. Пару раз Матильда не выдерживала и прогоняла кота, давая его жертве сбежать, но, кажется, ее саму сейчас никто отпускать не собирается. Наоборот, загоняют дальше в угол, не давая ей ни малейшего шанса на побег. Глаза Матильды раскрываются еще шире, если такое вообще возможно, а на смену румянцу приходит мертвенно бледный цвет лица. 
-Б… б… б… благодарю вас, леди Болейн
– она разве что не трясется. – Вы очень добры ко мне и я была бы рада стать вашей подругой, но… но… но я все время провожу при Ее Величестве – она пытается подкрепить свои слова, продемонстрировав леди Болейн вышивку:- и не знаю, будет ли у меня хватать время для того, чтобы отблагодарить вас за вашу доброту. Мне не хотелось бы обманывать ваших ожиданий, госпожа.

+1

10

Рыжеволосая очаровательная Матильда сделалась бледной. Девушка сжимала серьги в руках и смотрела на леди Анну растерянным взглядом.
Болейн был очень хорошо знаком этот взгляд. Он вопрошал: «Это правда? Где здесь подвох?». Сомнения на лице фрейлины сменялись удивлением, а затем задумчивостью.
Ну разумеется, молоденькой девушке были непривычны такие знаки внимания от малознакомой женщины! Вполне логично, что они смутили ее. К смущению можно прибавить репутацию Анны...их историю с Генрихом..
Любой бы растерялся на месте Матильды. Как поступить? Вежливо отказать леди Анне и сохранить верность Екатерине? Но, ведь тогда, когда Анна станет супругой Тюдора, фрейлина может оказаться в невыгодном положении. А с другой стороны...станет ли она его супругой?
Болейн улыбалась, глядя на задумчивую Фрейлину.
- О, - Анна отмахнулась рукой, делая вид, что это все мелочи, - Ты создана, чтобы носить дорогие наряды и роскошные украшения. Бог дарует женщине красоту, - Болейн нежно пригладила огненные волосы девушки, - что бы она её приумножала.
Взяв в руки вышивку, Анна повертела ее в руках.
- Это для Его Величества? - Екатерина все еще шьет Генриху рубахи! Быть может, она рассчитывает на что — то? Считать себя женой, и быть ею — разные вещи.
Злоба прямо - таки вскипела в Анне. Не будет он носить это! У Генриха есть я..
- Не нужно беспокоиться насчет времени, - резко отложив шитье, сказала Болейн, - Мы сможем видеться, так как я часто бываю при дворе. И когда стану законной супругой — королевой, -  говоря последние слова, Анна смотрела прямо Матильде в глаза. Ей было интересно как отреагирует девушка. Если она близка с Екатериной, то вспыхнет и начнет повторять избитые фразы, вроде: «В этой стране есть единственная законная супруга Генриха Тюдора! Она же - наша Королева. И имя ей — Екатерина».
- Когда стану королевой, то буду здесь намного чаще, - Анна улыбнулась, - Ты будешь ко мне намного ближе...И все твои заслуги, поверь мне, не останутся забытыми.
- Отец воспитал нас, - говоря «нас»,  Анна имела в виду её, брата Джорджа и сестру Марию, - благодарными судьбе и людям, которые верны нам. А с неблагодарными и предателями...нужно расправляться очень жестоко. Ты согласна?
Анна пригладила подол платья и улыбнулась своей очаровательной улыбкой, которая скрывала довольно тщеславные и эгоистичные мысли.
- Я очень рада, что судьба свела меня именно с тобой. С такой милой девушкой, которой я буду счастлива помогать во всем.
Ты попала в мои сети, дитя. Но лучше служить будущей Королеве, чем будущей изгнаннице.

+1

11

Ее редко называли красивой; эти нелепые кудри, с коими так сложно совладать, эта молочно-белая кожа, которая каждую весну упорно обрастает бессчетным множеством никогда не сходящих веснушек, эти блеклые будто бы глаза… будь ее воля выбирать, она была бы брюнеткой с белоснежной кожей и карими глазами, и чертами, мягкими, как у олененка, и вообще… вообще хотела бы выглядеть как принцесса Мария, например. Матильда не видела ее уже года два, с тех пор как Его Величество отослало принцессу подальше от двора, да и разница в возрасте и положении не предполагала никакой темной связи между ними, но все же… Мария – редкая красавица, с этими своими печальными глазами молодого олененка.
-Благодарю вас, миледи – она кивает, когда Анна уточняет, для кого делается вышивка. Не смотря на все особенности отношений королевской четы в последние годы, никто не смог бы упрекнуть Екатерину в том, что она нарушила хотя бы одно правило из тех, коим должны соответствовать хорошие супруги. Ну, не считая того, что она так и не смогла родить здорового сына – но ее ли, королевы, эта вина, или высшим силам неугодно наградить Генриха здоровым наследником? Одна эта мысль повергла рыжую в ужас; во-первых, это наверняка государственная измена, а во-вторых, а как же этот симпатичный кудрявый мальчик Фицрой, бастард короля? Отец приблизил его к себе в последние полгода, и недавно он получил еще титул, а, значит, его воспринимали, как серьезного претендента на пол - хотя, кажется, сильным здоровьем он не отличался, судя по сплетням, ходившим среди фрейлин.
Взгляда не держит, испуганно прячет глаза. С одной стороны – разве это не предательство, если она не попробует рассказать все Екатерине? Но с другой, надо же и о себе подумать… если что-то случится с королевой, то она останется одна – в целом мире, после того, как Мадлен умерла первыми же своими родами и крестная скончалась уже в весьма серьезном возрасте. Кто позаботиться о ней, раз она все еще незамужняя?
-Я буду рада составить вам компанию для беседы, госпожа Болейн, когда вы будете посещать двор. – она не знает, что еще должна ответить. Это же прямая провокация! Смелости идти против Анны у нее не хватает. Бессовестности предать Анну – тоже.
-Я согласна, миледи, ваш отец - человек выдающихся качеств, насколько мне известно.
– согласна с сентенцией ее отца, обратите внимание: - Но боюсь, не могу обещать, что смогу полностью соответствовать всем вашим желаниям, госпожа.

+1

12

Разумеется, Анна знала, что в этом мире люди никогда и ничего просто так не делают. Люди — это вообще эгоистичные существа, которые живут, работают, любят только ради себя и в свое удовольствие. С появлением Анны в жизни Его Величества, девушка часто слышала о себе далеко не самые лестные отзывы. Люди не любили ее, не уважали, боялись. Но их любовь не нужна была девушке. Сейчас не нужна. А потом...она ее купит. Быть может, они опасались, что эта Болейн (которая взялась, словно бы, из ниоткуда) разрушит их привычный мир, будет влиять на Короля...
Ведь в народе говорят, что королем управляет его супруга.
Но Анна не переживала на этот счет. Несколько публичных выступлений, которые поселят в душах людей большие надежды, парочка благотворительных жестов — вот цена народной любви.
А только что, по всей видимости, она узнала цену совести этой юной фрейлины. Бриллиантовые сережки...не самый плохой выбор. У девушки определенно имелся вкус.
- О, раз уж ты согласна, - говоря это, Анна провела рукой по серебряному браслету, который красовался у нее на правой руке, - Нравится?
Конечно да... Болейн невинно улыбнулась, наблюдая за реакцией Матильды де Лаваль.
- Но вот проблема...Браслет прекрасно сочетается с серьгами, которые я только что тебе подарила. -  Анна расстегнула застежку браслета.
Мгновение — и браслет уже красуется на тоненьком запястье Матильды.
- Какая прелесть! - Анна театрально вздохнула, - Отлично смотрится. Не так ли? - Болейн нежно взяла Матильду за руку и подвела к зеркалу, висевшему на стене.
- Согласна?
Пока рыженькая любовалась своим отражением, Анна продумывала дальнейшие реплики...
- Итак... - когда все подарки раздарены, и уже нечем покупать твою любовь, - Матильда, мне бы хотелось узнать точный ответ.
- Да или нет...- серьезность появилась на лице юной Болейн.
Ты согласна быть моим шпионом?
- Мы подруги? Ты и я?
И никаких отговорок! Анна хотела услышать всего одно слово - да.
- Мм? - Анна вопросительно посмотрела на Матильду.

+2

13

-У вас очень красивые украшения, миледи.
Надо просто собраться с силами и сказать это – но решимость сделать это упала раза в два или в три, стоило только на ее запястье захлопнуться защелка браслета. Это неправильно, так нельзя – осознание злобы этого действия, оно настолько сильное, что глаза рыжей за долю секунды наполняется слезами. Она, пусть и не особо умна, и известна как девушка в высшей степени наивная, почти дитя, все-таки не дура и понимает, что будут ждать от нее в ответ на эту дружбу. Теперь браслет кажется – каменным, будто бы весит, как тысяча пудов, и оттягивает тонкую ручку, а серьги оттягивают ушки раскалёнными камнями. Так нельзя. Так неправильно. Так нехорошо. Хочется вцепиться в уши, и хоть мочки себе отодрать (видела она как-то женщину, коей разбойник выдрал серьги с мясом, малоприятное зрелище), но вернуть украшение законной хозяйке, лишь бы избавиться от этого мерзкого, поганенького чувства внутри.
Блеск украшения парализует, красота камней – тем более. Она смотрит на себя – чуть в оборот, чуть искоса. В глазах все еще блестит тот намек на слезы, но все же… если у девушки есть украшения, она может привлечь к себе внимание. И даже она, Матильда, может заинтересовать кого – из небогатых дворян, не пользующихся популярностью у тех девиц, что состоят в свите леди Болейн, но ищущих себе спутницу жизни, чьей главной чертой должно быть лишь наличие регулярного дохода. А уж если вспомнить предыдущее обещание Анны…
Но тут Болейн совершает ошибку. Анна, она умна и хитра – но, кажется, чуть переоценила свою потенциальную товарку и надавила на Матильду слишком сильно. Рыжая, уже почти готовая согласиться, поддаться сей сладкоречивой обольстительнице, чувствует, как слезы глаза застилают сплошной пеленой…
-М… миледи… А… а… анна… простите, но я – она прячет личико в руках, и что-то в ней, в этой линии опущенных плеч, в печальных уголках губ, в тихих всхлипах, подсказывает, что это горе, оно искреннее, чистое. – я не могу так. Я… я не смогу сделать что-то, что навредит королеве Екатерине, если вы попросите меня об этом. Я не могу принять ваши подарки. Простите меня, пожалуйста.

0


Вы здесь » The Tudors: 1533 » 1533 » Назовите цену, миледи


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC