The Tudors: 1533

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Tudors: 1533 » Ранее/позднее » Pray.


Pray.

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

1. Участники:
Charles Brandon, Henry VIII Tudor, Catherine of Aragon
2. Очередность постов:
1. Charles Brandon.
2. Henry VIII Tudor.
3. Catherine of Aragon.
3. Краткое описание:

Особенно тяжело терять то, к наличию чего уже достаточно давно привык...
1515 год. Юный Генрих полон сил и надежд, что его младенец-сын, подаренный молодой Екатериной 2 месяца назад, окрепнет, подрастет и будет радовать королевский двор и всю Англию своей красотой, невинностью и энергией.

0

2

Чарльз шел по длинному и широкому коридору замка, ему казалось, что этот путь до королевских покоев бесконечен. Он шел быстрым шагом, почти переходил на бег, его долгом в эти трудные часы была поддержка давнего друга в большой беде. Несмотря на молодость и вполне беззаботную жизнь, Чарльз обладал глубоким сочувствием к тем, кто потерял близких и дорогих сердцу людей. Наверное, подобные чувства рождались в нем из-за собственной боязни потерять родных или друзей. Сейчас же его сердце щемила тоска за короля Англии, Генриха, друга детства, которого с молодых лет начали преследовать потери, потери собственных детей. Конечно, Брэндон ещё не знал, что такое женитьба и желание стать отцом, а уж тем более ему неведомы были чувства опасения и страха, что наследника огромного королевства, великой державы, может и не быть. Но Чарльз и весь королевский двор с трепетом ожидали того дня, когда второй по счету ребенок Генриха и Екатерины должен был появиться на свет. И он появился. Красивый розовощекий младенец с пронзительным криком освобождения ворвался в эту жизнь. Лекарь сразу объявил всем, кто присутствовал при родах, что мальчик немного слаб и мал, но вполне здоров, посему, угрозы для жизни не существует.
"Что же произошло потом? Почему достаточно здоровый ребенок умирает через два месяца после рождения? Господь забирает у Генри детей и силы. А первая была девочка..." - подумал Брэндон, минуя двери царских покоев. Короля молодой мужчина разглядел не сразу. Комнату освещали лишь небольшие языки пламени в камине. В горле у Чарльза образовался большой ком. Брэндон не сразу смог собраться с мыслями - он не знал, что же нужно говорить в таких случаях.
"Принести свои соболезнования? Глупо. Это не утешит короля и не вернет потерянных детей." - подумал молодой человек и сделал неуверенный шаг в сторону камина.
- Я здесь, Ваше Величество. Приношу свои... - слегка поклонившись, произнес Брэндон и замялся. Он вдруг понял, что его слова тут будут неуместны. Над королевскими покоями и над всем замком нависла гробовая тишина.

+2

3

Два месяца. Два месяца феерверков, пиров, танцев, празднования, счастья, надежд, новой неуемной любви к своей жене, которая подарила долгожданного наследника. А утром этого дня, лекари принесли ему труп его малыша, его наследника, будущего короля Англии, так он говорил о нем. Король должен был подтвердить смерть своего сына. Чудовищные традиции. Ведь после того, как он увидел бездыханное тельце своего наследника, он больше не мог говорить. Жестом он велел всем покинуть покои. Его сына похоронят с мертворожденной девочкой. Екатерина, любовью к которой он снова прикипел за эти два месяца, оказывается не может подарить ему даже здоровой девочки. Перед ним на столе лежало одеяльце малыша, которое Королева вышила заботливыми руками. Она всегда любила вышивание, как покорная и заботливая жена. Она вышивала ему рубашки.
Появился Брэндон, но король ни с кем не хотел разговаривать и просто сделал вид, что не заметил его появления. Но Чарльз так и продолжал стоять у дверей, чем вызвал неприятное раздражение Короля. Но, как оказалось, повышать голос словно было совершенно неуместно. В замке, в покоях, в глазах Короля была неимоверная скорбь. Когда Генрих стоял у кровати своего умирающего отца, тот спросил, знает ли Генрих, что значит быть хорошим королем. Тогда он думал, что знает. Быть любимым народом, расширять границы, внести себя в историю Англии и всего мира. На что отец, Король, ответил ему - ты должен оставить наследника. И Король и Королева были еще слишком молоды, у них будут еще дети, но эта потеря останется с королем навсегда.
Он все-таки поднял взгляд на Брендона, словно опомнился, а возможно просто сделал вид.
- Чарльз.
Он указал ему на кресло напротив, нужно было посадить старого друга, а-то вдруг ему цепь шею оттягивает. Неуместные мысли по мнению самого Короля крутились у него в голове. Еще несколько минут они просидели в полной тишине, пока Генрих задумчиво вглядывался в огонь.
- Королева безутешна. Я должен сходить к ней, .. но я не могу, я просто не могу.

+3

4

- Чарльз. - голос короля заставил выйти мужчину из оцепенения. Он внимательно посмотрел в глаза друга и увидел в них непонимание, отчаяние, ступор. Брэндон молчал. Губы не шевелились, а голова шла кругом. Король жестом указал Чарльзу на кресло - тот сел. Воцарилось тяжелое молчание - никто не хотел начинать разговор первым. Судорожно обдумывая каждое свое слово, Брэндон решил было разогнать эту туманную тишину бессмысленной речью о поддержке и сочувствии, но Генрих опередил его.
- Королева безутешна. Я должен сходить к ней... но я не могу, я просто не могу. - раздался его неуверенный голос. Чарльз первый раз видел Его Величество в таком состоянии. Юный Генрих всегда был бодр, оптимистичен и силен духом, но сегодня перед герцогом сидел сломленный молодой король, задумчивый взгляд которого заставлял лезть на стены - неизвестно было, какие у Генриха планы на будущее после стольких потерь.
- Ваше Величество, я думаю, что стоит дать королеве немного времени... - Чарльз уставился испуганным взглядом на отрешенного короля - герцог боялся задеть каким-либо своим словом чувства друга. Опустив свою голову и начиная буравить взглядом пол, мужчина продолжил:
- Мне сказали, что она раздавлена. Я считаю... Я считаю, что скорбящей женщине нужно пережить утрату в одиночестве. Говорят, они многое переосмысливают. - Чарльз собрал всё свое мужество в кулак и поднял глаза вновь на короля - он искал в них хоть малейший намек на ярость, злость, отчаяние или даже слезы.

+2

5

Генрих не часто прислушивался к словам придворных, были лишь несколько человек, которым он свято верил. Это его старый друг и учитель - Томас Мор, это Кардинал Уолси. В делах политической важности им не было равных. Томас всегда советовал ему то, что не противоречит его совести, а Кардинал хоть и заискивал перед Королем, но прекрасно вел все, что касалось налогов и подати. Юный Генрих мог не беспокоится о том, что казна королевства во время будет пополнена. И тот и другой были одинаково важны для короля. А вот друзья его детства, им он доверят только дела сердечные и все то, что творилось в королевских покоях именно там и оставалось. Кроме того, что Чарльз всегда был тем человеком, который подставит плечо в игре в теннис, и всегда готов конкурировать с королем даже на турнирах, он еще и был тем, кто приводил понравившихся девушек в его покои. Последнее время это была Бесси Блаунт, девушка чаще других бывавшая с королем. Он не скрывал своей связи с ней, и весь двор, включая мужа Бесси, знал о том, что фрейлина королевы делит постель с королем. Кажется даже Ее величество знала об этом. От Екатерины, как и от любой королевы любого двора что-либо утаить было сложно.
- Переосмысливают?!
Само слово было непонятно Генриху. Скорее не слово, а то, к чему оно было сказано.
- Нельзя переосмыслить потерю ребенка, Чарльз.
Генрих провел пальцами по глазам, будто бы огонь камина внезапно ослепил его, он зажмурился, почувствовав, как в груди что-то сжалось. Наверное это и называется боль от потери собственного дитя. Он держал его на руках, дал ему имя, праздновал его рождение. Праздновал свою победу. Наконец они с королевой смогли произвести на свет наследника. Король приходил в покои Королевы и подолгу был с наследником, наблюдая за тем, как маленькие пальчики сжимают указательный палец короля. В глазах ребенка он видел невероятную чистоту. Он восторгался этим взглядом, в котором видел весь мир, всю невинность рождения. Ведь чем старше мы становимся, тем меньше в нас невинности. Пусть даже мы ревностно относимся к вере и соблюдаем все посты и не делаем зла, все равно, невинность с каждым шагом становится все более недосягаемой. Генрих чувствовал это сейчас особенно остро.
Генриха посещали мысли о том, где он ошибся, в чем он провинился перед Господом, что он отнял у него маленького Генри. Но вслух ему было легче обвинять кого угодно, только не себя. "Я - Король Англии", говорил он, а они с королевой еще молоды, и у них будут еще дети. Но уже дважды она не смогла родить полностью здорового ребенка.

+3

6

Екатерина познала настоящее счастье, когда узнала, что долгожданный сын родился живым и здоровым. Женщина так переживала смерть своей малышки, что всерьез думала о Божьей каре, может ей стоило переубедить своего свекра и сказать отцу, что если в первый раз ее брак с английским принцем потерпел неудачу, то может не стоит пробовать снова. Тогда бы она вернулась домой, а у Генри появился наследник. Генри, прекрасный принц из сказки, такого ждет каждая принцесса. Красив, жизнерадостен, умен и харизматичен. Когда ей предложили его в мужья, Екатерина согласилась без малейших промедлений. Злые языки не раз скажут о ее шатком положении при дворе, когда она ждала совершеннолетия юного наследника, и об очевидной выгоде испанки от такого союза. Пусть так, но не стоит забывать о ее богатом приданном, которое стоило ей ступить на берег Англии, перешло к Тюдорам и о взаимовыгодном сотрудничестве с Испанией. Вот только, Екатерина любила своего мужа всей своей душой и стремилась стать ему хорошей женой. Видит Господь, королева никогда не вела опасной для Англии переписки со своим отцом и не стремилась насадить в стране, ставшей для нее родной, происпанских традиций. Наоборот, она желала процветания своему государству и простой семейной жизни.
Все было так хорошо, Генрих весь светился, и отдалился от ставшей опасной фаворитки, проводил много времени со своей семьей и пировал. Вот только, Екатерине не нравилось, что ее мальчик препоручен заботам кормилиц и служанок, молодой матери, выносившей его, искренне хотелось самой заботится о своем мальчике. Но супруг желал видеть ее подле себя, а Екатерина ни в чем не могла ему отказать. Она стала такой беспечной.
Потом ее маленького Генри не стало. Всю ночь королева отрешенно сидела у детской кроватки с мертвым мальчиком. Взгляд ее глаз был устремлен глубоко в себя, а на живом и выразительном лице застыла маска скорби. Она ничего не слышала и не видела, а лишь укачивала малыша, к которому ее пустили так поздно. Лишь единожды, она проявила огненный темперамент, когда ребенка забрали у нее, чтобы показать мужу.
А после женщина заперлась в своих покоях, и став на колени у распятия, стала молиться.
«За что, Господи? За что? Ты же видишь, что я вела себя достойно. Не проклинала соперниц, молилась тебе. За что ты отнял у нас Генри. Мы так его любили и ждали.»
Женщина не помнила сколько так просидела, но поднявшись, прилегла и смогла забыться сном. А проснувшись, ощутила себя такой опустошенной и одинокой, что все стало тошно. Ее мальчик умер, а все оставалось по-прежнему. Фрейлины сплетничают о своих победах на любовном фронте, или встречаются с мужчинами. Ничего не изменилось.
«Я должна пойти к Нему. Уже ничего нельзя изменить, мы молоды, это просто испытание. Наше испытание. Мать не должна разлучаться со своим дитя, и вскармливать его должна сама. Слуги, не заметят того, что увидит мать.»
Она посмотрелась в зеркало, и обмыла лицо, а после поручила себя заботам фрейлин, ее муж моложе, ему сейчас и так очень тяжело от того, что он стал ответственен за все свои поступки, смерть ребенка – может их отдалить. Ему нужна рядом сильная жена. Вместе они со всем справятся.
«У нас все будет хорошо. Я должна быть сильной.»
Она лишь на миг замерла перед входом в покои супруга.
- Ее Величество, Королева Англии, Екатерина.
О ее визите доложили и женщина степенно вошла к своему мужу,
- Сэр Чарльз.
Королева приветливо улыбнулась другу супруга, она всегда была вежливой с окружением Генриха.
- Я не могла уснуть, не поговорив с тобой.
Темноволосая женщина с мольбой посмотрела на короля.

+3

7

- Переосмысливают?! Нельзя переосмыслить потерю ребенка, Чарльз. - слова короля отразились болью в голове Чарльза. Он понял, что сказал что-то, что действительно задело Его Величество, но и не понимал, в чем глупость его слов, ибо Чарльз относился к смерти со смиренным почтением. Он знал, что рано или поздно это предстоит всем, что людям приходится расплачиваться за свои грехи при жизни именно смертью, кому-то это предстоит рано, кому-то поздно. Чарльз Брэндон всем сердцем скорбел по ребенку лучшего друга, но и считал, что королю стоит взять себя в руки и начать жить дальше, зачать ещё одного младенца. В конце концов, думал Чарльз, Генрих ещё молод, у него многое впереди, у него будет очень много детей.
Туманные размышления молодого мужчины прервали тихие шаги за дверью, а затем раздались голоса. В королевские покои вошла королева. Екатерина всегда была сильной и мудрой женщиной. Чарльз Брэндон не переставал восхищаться волевым характером Её Величества. Даже сейчас - её голос почти не дрожал, на устах была слабая, но всё же улыбка. И только в глазах читались скорбь, мольба и тревога.
- Сэр Чарльз.
Брэндон резко поднялся из кресла, низко поклонился королеве Англии и промямлил слова приветствия. Мужчина понимал, что он ничем не может помочь супругам в их горе, посему, Чарльз не представлял, что он делает здесь. Ему нужно было уйти, чтобы дать королевской семье возможность справиться самостоятельно со своей утратой. Королю и королеве необходимо было побыть наедине.
- Пожалуй, я здесь лишний. Вам необходимо побыть наедине... - неторопливо произнес Брэндон и сделал небольшую паузу. - Ваше Величество, мне очень жаль. Примите мои соболезнования. - к горлу Чарльза вновь подкатил ком. Он уставился грустным и каким-то глупым взглядом на Екатерину.

+1


Вы здесь » The Tudors: 1533 » Ранее/позднее » Pray.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC